«Татарстанским политикам не мешало бы сформировать понимание идентичности»

Историк Дамир Исхаков в интервью KazanFirst рассказывает, как за журналом «Туган җир — Родной край» возникает нарастающее общественное движение краеведов Татарстана и татарских сёл России.

Проект журнала «Туган җир — Родной курай», руководителем которого считается историк Дамир Исхаков, получил поддержку в рамках проекта госпрограммы по сохранению татарской идентичности 2020-2023 годах. Подробный общий анализ этого документа KazanFirst делали ранее. Cобеседник рассказывает, что на самом деле за журналом стоит многотысячное сообщество краеведов Татарстана. Дамир Исхаков высказывает предложение, что было неплохо возглавить формирующееся общественное движением каким-нибудь высокопоставленным руководителям-управленцам из Татарстана, как например глава Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин возглавляет Российское историческое общество, а глава Минобороны России Сергей Шойгу — Русское географическое общество.

Что из себя представляет ваш проект? В чем смысл вашего журнала «Туган җир — Родной край»?

— Практически с 2015 года, у нас, когда я ещё работал в Институте истории, начал усиливаться интерес к краеведению. Я полевой этнограф, объездил больше 500 татарских населенных пунктов. Я всегда интересовался историями сёл. Когда работал в Институте, то ко мне приходили постоянно краеведы, которые писали труды и им нужны были рецензии. Тогда увидел, что большая масс краеведов занимается историей сёл. Понял, что это одно из проявлений растущего самосознания. Находились богатые татары, которые постоянно финансировали публикацию и даже написание вот этих трудов.

К 15-16-ым годам были опубликованы несколько тысяч историй татарских селений. Я начал думать, что может быть внутри института истории создать специальную группу, которая занималась бы подготовкой академического издания История татарских населенных пунктов. Мы тогда уже знали, что в России есть около 4 тысяч татарских селений.

Причем довольно много селений уже исчезли. Даже в Татарстане таких много. Мы хотели как-то всё объединить и написать их сводную историю. В Башкортостане такой проект был реализован. Наш случай более трудный, потому что татары очень широко живут. В Башкортостане проживает 70% башкир. А у нас ситуация другая.

Когда мы начали задумывать этот проект, я переговорил с директором Института истории Рафаэлем Хакимовым. У нас зашла речь о том, чтобы специально создать подразделение, к которому можно было бы добавить Общество краеведов. Потому что народ как-то надо объединить.

Но дело оказалось очень трудным, потому что у нас  не было опыта. Надо же было выходить на конкретных краеведов, в виде форума или съезда и собрать их в одном месте. Пока мы об этом думали, в России случились некоторые события, подтолкнувшие нашу деятельность. Например, готовились стандарты для исторической науки, должны были быть созданы школьные учебники нового поколения. В этом деле активно участвовали представители Российского исторического общества, которое возглавляет Сергей Нарышкин, глава Службы внешней разведки.

Когда стандарты обсуждались, РИО в Казань приезжала. Устраивались круглые столы. Мы написали ряд замечаний. Я тогда понял, что это общество не всегда будет блюсти наши интересы. Потому что сразу после приезда в Казан они создали татарстанский филиал, поставили председателем общества университетского начальниками Рамиля Хайрутдинова.

Мы поняли, что в школах татарская история будет преподаваться не так полно, как хотелось бы. Тем более региональный компонент был выкинут из школьной программы.

— А какие татарские моменты не были учтены Российский историческим обществом и вас это не устроило? 

— Например, в первоначальном стандарте даже фамилии Шаймиева не было. Первоначальный стандарт так же не учитывал понятие «Модель Татарстана». Процессы завоевания Казанского ханства, других татарских ханств был своеобразно преподнесён. И по поводу Ивана Грозного тогда споры возникли. По поводу Золотой Орды очень жёсткие разногласия были.

Но кое-что учли, например понятие «татарское иго» было ликвидировано из стандартов. Нам удалось сделать не всё. Тем не менее, наша Отечественная история стала преимущественно Русской историей, к сожалению. История других народов России там показана слабо.

Обсуждая всё это внутри нашего исторического сообщества, мы пришли к выводу, что нужно готовить специальные краеведческие пособия, которые можно использовать в школах для кружковой деятельности.

А для этого наши силы ведь как-то надо сплачивать и писать учебные пособия. А для каждого региона нужны свои пособия, там региональные различия есть. Это был второй фактор, который тоже требовал внимания к себе.

Третий момент, есть старое наблюдение, которое гласит, что краеведение может существовать только в демократических обществах. Скажем в 20-ых годах ХХ века, до усиления сталинизма, татарское краеведение было очень сильным. Потом всё это закрыли. Обратно краеведение стало возрождаться только в 50-ых годах, когда наступила Оттепель.

— Общество краеведов сейчас в какую сторону должно развиваться? 

— Ну вот смотрите, Русское географическое общество возглавляет Сергей Шойгу. Российское историческое общество возглавляет Сергей Нарышкин. Поэтому нам нужен новый лидер, желательно, чтобы это был состоятельный человек и политик. Я специально обращаюсь в адрес татарстанских политиков, не хотят ли они подумать над нашим таким предложением?

— А зачем таким высокопоставленным федеральным лицам нужны такие общественные организации? 

— Думаю, что у российской власти есть понимание формирования идентичности. Поэтому российские власти и поручили эти важные общественные структуры возглавить Нарышкину и Шойгу. Через эти организации и будет формироваться политика формирования российской идентичности и усиливать в этом направлении «Русский фактор». Они это понимает. Татарстанским политикам тоже не помешало бы понять такие вещи.

— Какую роль для вашего движения играет журнал?   

— В 2016 году мы пришли к выводу о необходимости учреждения Всетатарского общества краеведов общероссийского масштаба. Но походу движения нам нужно было учредить Татарстанское общество краеведов. К 2017 году мы это общество учредили. И вот этому мероприятию мы подготовили пробный номер нашего журнала «Туган җир — Родной край».

Журнал нужен для того, чтобы краеведы учились работать в рамках этого журнала. Потому что в этом журнале есть научные требования. Методологию мы там правильно поставили. Например, есть такая методологическая проблема — в исторических источниках есть термин «ясачные чуваши» касательного Казанского Предволжья и даже Заволжья. То это не имеется в виду настоящий чуваш. Есть термин «остяк», под которым имеются в виду татаро-башкиры Пермского края. В Западном Приуралье понятие «башкорт», «башкир» не имеет этнического содержания, это этносословный термин.

В нашем журнале есть уникальные материалы, связанные с татарским фольклором. Например, ногайские фольклористы опубликовали большую подборку эпоса «Идегей», изданных у разных народов, преимущественно собранных у ногайцев, по моему, у них 16 вариантов этого эпоса. А у нас в Татарстане, несмотря на то, что эпосы «Идегей» записаны у татар, в полном виде свод вариантов до сих пор не опубликован. У нас есть публикация только одного сводного варианта в 30-40-ых годах, но тогда не изданного. Это вариант Накый Исанбета. Но для нас важнее этих сводных вариантов публикация оригинальных версий, который записаны в разных регионах. Везде есть уникальная информация в содержаниях региональных версий.

В журнале мы также печатаем исторически источники, которые ещё нигде не публиковались. Например, в свежем номере есть большой материал по Уфимскому уезду, по 1-й и 2-й Ревизских сказках. Есть материалы по конкретным населенным пунктам с указанием их этнического состава. Из этих материалов вытекает, что многие фантазии башкирских политтехнологов, что у них везде башкиры живут, материалами не подкрепляются.

Неслучайно башкирские политтехнологи оперируют только 5-ми Ревизскими сказками. Они не хотят заглядывать в более ранние Ревизские сказки. А мы заглянули и нашли там очень интересные данные и опубликовали это.

— Сколько стоит издать один экземпляр вашего журнала? У него сейчас 800 экземпляров. 

— 800 экземпляров у нас получилось из-за объединения двух номеров. Чтобы издавать журнал, нужны сотрудники для него. На них зарплата нужна. Мы знаем сейчас, что издание одного номера вместе с содержанием сотрудников, с подготовкой материалов, обходится в 450 тысяч рублей. Фонд зарплаты от этой суммы — примерно половина. На журнал в 1000 экземпляров у нас уходит где-то 240- тысяч рублей. Но нам, конечно, денег нужно побольше, потому что мы вокруг журнала создали краеведческий сайт, и его обеспечение тоже требует финансирования. Это очень важное направление. Наш журнал также выставляется на сайте «Всемирного конгресса татар». Но на нашем сайте есть много и других материалов, которые не попали в журнал. Наш сайт — это также место общения и инструмент оказания влияния на общественное самосознание. Считаю, что в преддверии предстоящей переписи наш сайт может сыграть важную роль в усилении татарского самосознания, татарской идентичности.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, впишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя