Анализ переписей населения доказывает, что «башкир» — это не только этнос, но и сословие для татар

0
32

Сетийный аналитик Ирек Гиниятов рассуждает о демографических аномалиях и особенностях башкирского народа во времена Российской империи.

При внимательном изучении демографических данных башкир в Российской империи на протяжении нескольких веков можно обнаружить особенность. Численность башкир, начиная с 18 века, нарастала, причем взрывоподобно. Такой резкий скачок этноса нельзя объяснить ни математическими, не социодемографическими закономерностями. Причем башкирский народ в Российский империи, как и другие её населяющие народы, на себе испытывал воздействие войн, восстаний, голода, карательных экспедиций русской администрации и другие общественно-экономические катаклизмы. Очевидно же, что такие явления должны отражаться на численности башкир. Но этого не наблюдается.

Сетийный аналитик Ирек Гиниятов приходит к выводу, что взрывоподобный рост численности башкир в Российской империи можно объяснить только тем, что «башкир» — это не только этнос, но и сословие, куда активно входили, а затем выходили оттуда этнические татары.

— Ирек Гаттарович, на излёте 2020 года казанские историки выпустили книгу «Татары Уфимского уезда». Весь пафос вокруг этой книги, насколько я понял, заключается в том, что татары Северо-Запада Башкортостана наконец получили аргументы в споре за свою этническую идентичность. В целом книга как бы показывает, что «башкир» в Российской империи — это ещё и сословие, а не только этнос. Отсюда и выводы из этой книги — да, некоторые татары деревнями были записаны как башкиры. Но от этого татарами по национальности быть они не переставали. Насколько я понимаю, вы проводили своё исследование данных переписей населения в Российской империи. К чему пришли? 

— Ну я особой эйфории, как «некоторые» от этой книги, не испытываю. И до её издания я был знаком с некоторыми материалами первых 4 ревизий, например, в частности, или в особенности, III ревизии 1762 года. А то эти «некоторые, по этим материалам, уже даже скоренько выступали с заявлениями, что де башкир до V ревизии вроде как даже не существовало. И они де появились только как сословие, как служащие русской армии, поступая на таковую службу.

Однако давайте не будем об этом, не серьёзно всё это, если не сказать большего. Вместе с тем то, что происходило с башкирами, с их демографическими и статистическими показателями в Российской империи, вроде как никаким объяснениям по никаким законам не поддаётся. Хотя, как сказать. Здесь надо учинять не только «Спор о цифре», а ставить «Вопрос о цифре» и тщательно это анализировать, чем я и занят уже никак не первый год. Специалисты-гуманитарии спорят, какая ревизия или перепись хороша или плоха, и тем не менее считают, и «выявляют» по их цифрам этническую картину нашего края. Так это же тоже не серьёзно, но пока пропустим сиё.

Пока же оговоримся здесь, что, например, в преддверии переписи 2010 года Госсоветник президента Башкирии Рустэма Хамитова, а именно Сергей Лаврентьев заявил, что согласно российско-имперской переписи 1897 года «по всей Уфимской губернии, в составе которой тогда были Златоустовский, Уфимский, Стерлитамакский, Белебеевский, Бирский и Мензелинский уезды, 41% населения говорил на башкирском, 8,4% — на татарском, 1% — на мишарском и 1,8% — на тептярском языках». Отсюда же он, ничтоже сумняшеся, делал ещё сногсшибательные выводы, что и сегодняшние данные по татарам и башкирам вполне себе соответствуют тем данным столетней давности.

— Мы можем доверять тем данным, которые известны по государственному учету башкир в Российской империи?

— Да как сказать… И как бы парадоксально ни звучало именно из моих уст, конечно, надо доверять, но обязательно выверять, анализировать соответствующие данные, учитывая то, что в Российской империи, и в частности и в особенности в нашем крае, был более сословный учёт населения, нежели этнический.  Во время того, объявляемого эпохальным, присоединения некой Башкирии в состав Русского государства разные тюркские и даже не только тюркские племена Казанского ханства, Ногайской орды и Сибирского ханства вполне длительное время пошагово присоединялись к Московии как по этим бывшим государственным образованиям, так и самими этими частями. Точных цифр, сколько именно их, то есть башкир, вошло тогда в Московию, в исторической литературе особо нет. Так, какие-то прикидки, и даже фантазийные, у башкирских ученых, и только.  Раиль Гумерович Кузеев некоторым ретроспективным способом, подсчитал, что в Русское государство вошли порядка 180-240 тысяч башкир вместе с оставшейся частью ногайцев.

Но с того эпохального присоединения, башкиры не были учтены ни писцовыми книгами 15-16 веков, ни переписными книгами 17 века, ни первыми ревизиями населения, начатыми в России уже с 1719 года. В литературе есть только данные Кунгурского бургомистра Юхнева и некоторых других о количестве башкирских дворов в 1725-1726 гг. Однако эти цифры дворового исчисления округленные, приблизительные, к тому же не полные. Да и сами специалисты не знают, какова средняя численность башкирского двора.

Пишут, что так было до самой V-й ревизии 1795 года. Это объясняется тем, что башкиры не были податным населением и учитывались отдельно как плательщики ясака. Но встаёт вопрос этнической неопределенности плательщиков ясака. Кроме того, как и в случае неопределённости численности башкирского двора в данных бургомистра Юхнева, неясно, что же стоит за каждым плательщиком ясака — род, семья или ещё какая другая социальная группа, и какой численностью за каждой такой единицей это было представлено. Если в первом случае возможны и делаются оценки, то во втором случае это намного сложнее, если не сказать большего.

— У башкир были какие-то исключительные права, отличимые от прав других тюркских народов? 

— Вы про институт вотчинного землевладения? Да, за ними были закреплены, жалованы русским царём земли, причём и ушедших из края земли ногайцев. При этом башкирам было запрещено продавать землю, как бы ни стенали башкирские гуманитарии о том, что башкиры были хозяевами этих жалованных земель. И вот именно с этого и возникло уже другое — институт припуска иных на эти земли для пользования ими в их хозяйственной деятельности.

Не от доброты душевной башкиры — вотчинники, и не от того, что земли вотчинной было много, а только сугубо от желания облегчить своё тягловое ярмо припускали башкиры пришлое население. Это особенно доходчиво было высказано академиком Любавским. Были и другие случаи, ну хотя бы те, что роднились люди, в результате припускали родственников или принимали их как равных.

Вот возьмём Подворную перепись 1912-1913 годов по Уфимской губернии. И возьмём данные Ревизских сказов (своеобразные переписи населения в Российской империи) с 1762 по 1859 год. Данные по переписи населения 1897 году пока оставим за скобками.

Получается интересная картина.

По всем этим данным мы видим бурно нарастающий демографический взрыв численности башкир, очень близко описываемый графиком квадратичной функции времени.

Про демографический взрыв — это, конечно же, никак не отсебятина — и приведённые цифры за это говорят, и это отмечали многие именитые авторы. Например, мэтр башкирской исторической науки Асфандияров, вроде бы даже несколько удивляясь и недоумевая, писал: «Несмотря на человеческие жертвы в походах и войнах, в первой половине 19 века в башкирском обществе наблюдается демографический взрыв». Добавим, и ведь он, этот демографический взрыв, далее только нарастал, причём значительно.

— Возникает резонный вопрос: откуда же такой большой прирост численности башкир, причём так бурно нарастающий? И это ведь у народа, который, ко всему прочему, отмеченному Асфандияровым, тогда очень тяжело менял свой хозяйственный уклад.

— Многие современники тех времен отмечали факт полнейшего хозяйственного упадка в жизни башкирского народа, в особенности на рубеже 19-20 вв. По тем временам даже писали, как, например, Глеб Успенский в очерке «От Оренбурга до Уфы»: «Пропадет башкир, пропадет! Беспременно пропадет этот самый башкир!». И, к слову, заметим, что очерки эти были опубликованы в июле-октябре 1889 года, т.е. всего лишь за восемь лет до переписи 1897 года. Той переписи, результатами которой иные до сих пор пытаются объявлять, заявлять высокую по тем временам численность этнических башкир, и даже, и в особенности, применительно к Уфимской губернии.

О тогдашнем тяжелом положении башкир со ссылками на работы этнографов, учёных и даже писателей, включая и того же Успенского, вполне подробно изложено отдельным разделом под названием «Вымирают ли башкиры?» автора Лоссиевского в книге другого авторитета башкирской исторической науки Билала Юлдашбаева.

— То есть войны, многочисленные башкирские восстания и следовавшие за ними карательные экспедиции русской администрации вообще никак не отразились на демографии башкир? Даже Отечественная война 1812 года?  

— Несмотря на человеческие потери в походах и войнах, в многочисленных восстаниях, несмотря на тяжёлую смену хозяйственного уклада, рост численности башкир по документам учета населения Российской империи взрывоподобно нарастал. И этот рост даже вполне «описывается» гладкой квадратично возрастающей математической функцией времени.

— А это заметно по всей территории расселения башкир? Ну или, скажем, если рассмотрим современную территорию Башкортостана. Как там?

— Есть исследовательница Томашевская. Она обращалась к нашей теме. Она разделила условную Башкирию на Западную и Восточную часть.

К Западной Башкирии Томашевская относит уезды Осинский, Пермский, Сарапульский, Елабужский, Бугурусланский, Бугульминский, Бузулукский, Белебеевский, Бирский, Мензелинский; к Восточной — Екатеринбургский, Красноуфимский, Шадринский, Троицкий, Челябинский, Верхнеуральский, Оренбургский, Златоустовский. Западные части Уфимского и Стерлитамакского уездов отнесены к Западной, восточные — к Восточной Башкирии. Башкиры Саратовской губернии, Уральской области не были учтены. Заметим, что чаще пишут не о Западной и Восточной Башкирии, а о Северо-Западных и Юго-Восточных уездах края или таково же о районах нынешнего Башкортостана.

И вот давайте, выделяя эти территории отдельно, посмотрим по её данным, как на них прогрессировала численность башкир на протяжении исторического периода начиная с 1762 года.

Как видите, рост численности башкир на Востоке (Юго-Востоке) Башкирии вполне умерен и описывается линейной функцией. Но что происходит с Северо-Западом Башкирии? Ведь численность башкир возрастает квадратично. Почему именно так, почему демографический взрыв определялся Западом края, тогда как на Востоке этого явления, получается, и вовсе не наблюдалось?

— Подождите, но ведь нам известно, что на территории Башкирии проживали не только этнические башкиры. Есть сведения о мишарях, тептярах. Как по ним ситуация? 

— Я проанализировал этнические особенности населённых пунктов уездов Оренбургской губернии и других уездов сопредельных губерний по результатам VIII ревизии 1834 года. Вернее, даже по «Ведомостям башкирских и мишарских кантонных начальников и земских исправников о численности башкир, мишарей и тептярей по 19 уездам Оренбургской, Пермской, Вятской губерний», соответствующих этой ревизии.

Тептяре однозначно были сословием, состоящим из различных этнических групп. С мещеряками в этом плане тоже есть вопросы, да и с башкирами, башкирцами, в общем-то, тоже.

Что же у нас с «этничностью» по этим уездам получается? А получается, что Восточная «Башкирия», скажем так, более башкирская, причём намного, нежели Западная. На 756 башкирских населённых пунктов приходится всего лишь 55 иных и только 2 смешанных с башкирами населенных пунктов.

Тогда как в Западной всякие другие просто преобладают над башкирскими, даже если включить в численность башкирских населенных пунктов смешанные с башкирами населенные пункты. По Восточной «Башкирии» башкирские и смешанные с башкирами населённые пункты составляют 93,23%, а в Западной 48,72%, чисто же «башкирских» и того меньше, всего лишь 30,30%, то есть даже меньше трети от общего числа населенных пунктов. В общей же сложности по Западной Башкирии было 69,70% смешанных населённых пунктов, то есть преобладающее число.

Или вот возьмём и Стерлитамакский и Уфимские уезды, разнесённые Томашевской частями по её разделению. Стерлитамакский же уезд в целом тяготеет по рассматриваемым особенностям к Восточной «Башкирии» — там башкирских и смешанных с башкирами населённых пунктов 71,90%. Чисто же «башкирских» там только несколько меньше, 65,69%. А в Уфимском уезде 50,20% башкирских и смешанных с ними населённых пунктов, и это вполне согласуется с подобным в иных Западных уездах в 48,72%. Отметим, что чисто «башкирских» там тоже немного, хотя их и более трети — 38,06%.

Но давайте посмотрим на раннюю этническую картину в нашем крае. Многие башкирские гуманитарии, применительно к исторической демографии нашего края, высоко отзываются о данных «Экономических примечаний» к Генеральному межеванию земель Российской империи, начатому в 1766 году и завершенному в середине 19 в. Отмечая, что это справедливо, заметим, во многом эти данные увязаны с материалами V ревизии 1795 года.

По этим данным мы видим, что в Западных уездах фиксируется очень пёстрая картина. Там заметное число есть татар, мишарей, тептяр и прочих. А в Восточных не так значимо, даже следует сказать, что очень незначимо.

Берём Западные территории — Бирский, Белебеевский, Мензелинский, Бугульминский, Бузулукский, Бугурусланский уезды. Там в общей сложности на 59 061 башкира (14,30%) иных приходилось 202 541 человек (49, 03%). И даже не учитывая татарской составляющей в мишарях и тептярях, только собственно татар было больше, чем башкир, — 70 386 человек, или 17,04% от общей численности населения этих уездов.

А в Восточных уездах на 25,38% башкир всего лишь 5,36% приходилось иных, то есть мишарей, тептярей, татар и так далее.

Теперь возвращаемся к 1834 году, когда была проведена VIII ревизия. И остановимся на Оренбургской губернии (важная территория расселения интересующих нас групп населения, чтоб мы понимали, что происходит с татарами и башкирами нашего нынешнего края).


Наша справка 

В 1865 году Оренбургская губерния была разделена на Оренбургскую и Уфимскую губернии. Оренбургская губерния была образована из Оренбургского, Верхнеуральского, Троицкого, Челябинского и Орского уездов. Уфимская же губерния состояла из Бирского, Белебеевского, Мензелинского, Уфимского, Стерлитамакского и Златоустовского уездов.


По этой ревизии в Оренбургской губернии действительно не стало ни татар, ни наших прочих тоже, то есть чувашей, мари, мордвы, удмуртов и других, наличествовавших по V ревизии 1795 года. Даже русские, коих уже ещё более стало в Оренбургской губернии, тоже явно не наблюдается.

— Куда все пропали? 

— Ничего нет странного в этом, все учтены, причём учтены вполне скрупулёзно, в сословиях и в других подобных категориях, кроме, может быть, вполне этнических 74 каракалпак. Скажут, спросят, а как же 350 438 башкир и ещё 3 355 таковых, приписанных к Уральскому войску? А почему если практически всё население губернии по этой ревизии обозначено в общем-то не в этнических категориях, то эти «башкиры» обязательно и непременно — этнические башкиры?

Понятие «башкир» с некоторого времени, во всяком случае, уже до ревизии 1834 года, стало употребляться не только в этническом смысле, но и административно-сословном.

А всё же куда девались те, в ком «запрятались» некоторые бытовавшие категории населения? Ну, русские вполне представлены в соответствующих им сословиях и категориях, даже вполне просчитываемы. Нас же интересуют наши иные, т.е. татары, мишаре, тептяре, кроме, может, нами же обозначенных «прочих». Нет, мишари и тептяре не пропали по этой ревизии, даже вполне приросли в своей численности. И вместе с тем получается так, что практически все не русские народы расписаны в категориях: тептяре с бобылями, башкиры и мещеряки.

Помимо формирования сословия тептярей и иже с ними бобылей, в крае происходил параллельно процесс «Вхождение в башкирское имя» и несколько менее выраженный процесс «Вхождение в мещерякское имя».

Процесс формирования сословия тептярей и иже с ними бобылей в условиях института припуска в крае, конечно же, был массовым. Тептяри с бобылями оказались в общем-то временным явлением в истории. С мещеряками не всё просто, но тоже можно сказать, что и это уже стало прошедшим.

— Насколько я понимаю, сейчас различные эксперты, пропагандирующие башкирскую идентичность в среде жителей Северо-Запада Башкортостана, как раз и говорят, что тептяри, мещеряки-мишари — это именно про историю башкирского этноса. Как они в целом отражались в переписях-ревизиях Российской Империи?

— Для начала, давайте определимся, где вообще государство в своих переписях тогда территориально фиксировало тептярей и мишарей. Если посмотреть на итоги переписи 1897 года отдельно по губерниям, то выясняется, что и мещеряки, как и тептяри, практически тоже наличествовали только там, где наличествовали башкиры. Согласно этой переписи, ни в Пензенских краях, ни на Нижегородчине, ни в нынешней Ульяновской области, где в настоящее время наиболее компактно проживают татары-мишары, мещеряки, или вернее, население с родным мещерякским языком практически не фиксировались. В Симбирской губернии только были отмечены 5 человек. Не было таковых и в Казанской губернии.

В Уфимской губернии их наличествовало около 21 тысячи на почти 900 тысяч человек с башкирским родным языком, в Оренбургской около 4,5 тысяч на 254,5 тысяч человек, в Пермской 21,1 тысяч человек на 85,4 тысяч человек, в Самарской 6,5 тысяч на 57,2 тысяч человек. В Саратовской же губернии на 1,2 тысяч человек с башкирским родным языком было таких всего 7 человек, а в Вятской на 13,9 тысяч человек первых вторые вообще не наличествовали. Везде же в иных губерниях, как говорится, хоть шаром покати, один, два человека, но, не дотягивая даже до десятка, а чаще всего полный нуль.

А давайте по данным той же переписи 1897 года посмотрим, какой язык указывали родным представители тюркского населения тех губерний, которые соответствуют нынешнему наиболее компактному проживанию мишар. В Пензенской губернии родным языком татарский указали 58 530 человек, 23 — башкирский, 8 — чувашский, и даже один человек — тептярский, мещеряцкий же никто. В Нижегородской губернии 41,3 тысяч человек указали родным татарский язык, 234 — чувашский, и всё.

В Симбирской губернии на 134 тысяч человек были татарским родным языком, оказалось 159 766 с чувашским, 20 с башкирским, 5 с мещерякским, и 4 с тептярским. Ну, нельзя не вспомнить и Рязанскую губернию, с Городцом Мещерским, нынешним городом Касимов, откуда есть и пошло предположительно звание мещеряк. В этой губернии наличествовало 5 тысяч человек с родным татарским языком, 18 с чувашским, и только один с башкирским языком, и всё, и более ничего.

В общей же сложности, в 27 губерниях, в городах Москва, Санкт-Петербург и Донского войска области, т.е. в более чем в половине субъектов Российской империи, более тысячи человек указали родным языком татарский, а более ста человек, так и вообще в 48 субъектах Российской империи. По временам же той переписи в империи наличествовало 53 отдельных субъекта, собственно губернии, плюс города Санкт-Петербург, Москва, Одесса и Донского войска область.

— И ведь получается, что мещеряки практически по всей империи, за исключением нескольких губерний, где наличествовали башкиры, считали свой родной язык татарским. А почему иначе в этих губерниях и почему в них наличествовали несуществующие тептярский и мещерякский языки? 

— Да, исключительно из-за сословного учёта населения, особо усугублённого в этих губерниях, где по той же VIII ревизии 1834 года всё нерусское население было расписано как по сословиям, так и по кантонам, как башкиры и мещеряки, или по командам, как тептяре с бобылями.

В опросном же листе переписи 1897 года шестым пунктом стоял вопрос о сословной принадлежности, а двенадцатым, в общем-то последующим, был вопрос о родном языке респондента. После того как человек указывал о своём сословии тептяр он или мещеряк уже с испугу пред царским переписчиком укажешь «соответствующий» язык. А если серьёзнее, то были и другие причины для выбора желаемого сословия, и как бы подтверждения этого указанием соответствующего родного языка.

По общей же численности, указавших родным татарский и мещерякский язык по всей империи в 1897 году было 3 737 627 и 53 847 человек соответственно, и в процентах последних оказывается всего лишь 1,44%.

— А башкиры? 

— По переписи 1897 в Оренбургской губернии, или иначе в Юго-Восточных уездах башкир числилось 256 тысяч человек, ну или считающих, что их родным языком является башкирский. При общей численности населения губернии 1,6 млн человек, они таковые составляли 16%.

Напомним, в Северо-Западных уездах — Осинском, Пермском, Сарапульском, Елабужском, Бугурусланском, Бугульминском, Бузулукском, Белебеевском, Бирском, Мензелинском, и в западных частях Уфимского и Стерлитамакского уездов  — по Х-й ревизии 1859 года числилось 287 247 башкир.

К переписи 1897 года, то есть всего лишь за 38 лет численность населения с родным башкирским языком только по уездам Уфимской губернии взлетела до 899 910 человек, т.е. увеличилась более чем в 3 раза, даже без учета других уездов упомянутых по Х-й ревизии.

Хотя такое резкое увеличение, полнейший абсурд, тем не менее, при общей численности населения Уфимской губернии в 2,196 млн человек по этой переписи, башкиры, получается, составляли около 41%. Уже эти проценты показывают, что башкиры никак не составляли основное население Уфимской губернии, или западного «Башкортостана». Если же учесть мнение академика Раиля Кузеева, что по переписи 1897 года в составе населения с башкирским родным языком были учтены 350-400 тысяч тептярей и мишарей, то эти проценты окажутся ещё меньшими, в пределах 23% – 25%. Основным же населением этой губернии по тем временам были русские числом 1,2 млн. человек, или порядка 55%.

Относительно VIII-й ревизии 1834 года так получается, что башкиры по переписи 1897 по уездам Уфимской губернии приросли следующим образом: в Бирском в 6,11 раз, в Белебеевском в 6,36 раза, в Мензелинском, пусть и не так много, но практически в 3,5 раза, в очень не башкирском Уфимском уезде в 5,54 раз. И заметим, что прирост численности иных в крае был меньшим, хотя они прирастали ещё и за счёт мощнейшей миграции. А вот в самом натуральном башкирском Стерлитамакский уезде Уфимской губернии башкиры показывают самый низкий прирост населения всего 2,66 раза.

Ещё более умеренным был рост численности башкир по уездам Оренбургской губернии. И  вот, при таких демографических чудесах, если в Белебеевском и Мензелинском уездах по V-й ревизии 1795 года татары превышали численность башкир, то по данным, например Подворной переписи 1912-1913 гг. в этих уездах уже башкиры стали превышать по численности татар. Чудеса.

Но как мы знаем чудес не бывает, что и показала перепись 1920 года. Данные по Мензелинскому уезду, как и переписи 1917 года, странным образом пропали, а вот по Белебеевскому случилось так:

В последнем столбце разница в численности относительно Подворной переписи 1912-1913 гг.

Как мы видим, сами статистические данные учета населения территорий бывшей Уфимской губернии, вошедших в современный Башкортостан, эти самые данные, собранные ещё в Российской империи, определенно дают понять, что башкир, наряду с этническим определением, имел и сословный  характер. Только сословность, более гибкое измерение идентичности человека, может объяснить такой взрывной рост числа башкир. Ни один другой народ такими темпами, какие демонстрировали башкиры Российской империи, не мог так плодиться и размножаться, игнорируя войны, голод и другие типичные для нашей страны катаклизмы.

Повторимся, чудес не бывает, а в завершении добавим, что в башкирском сословии вполне поперебывали многие, а преимущественно же татары. И в тептярах по утверждению Раиля Кузеева было большинство татар (не менее 90%). А мещеряки, часто просто же даже через запятую писались, как служилые татары.

— Зачем так сложно заморачивались с подсчётом населения в Уфимской и Оренбургской губерниях? У меня сложилось впечатление, что так именно в этих территориях Российской империи перемудрили. Получается, что сегодняшняя татаро-башкирская дискуссия — всё это из-за того, что какая-то группа добровольно вошедших в состав Русского государства башкир получила вотчинные права и потом крутилась как могла, занимаясь земельными схематозами? 

— Нет, конечно же не сами башкиры «занялись схематозами вокруг земель, ясака и сословных категорий». Это всё дела самих русских властей. А всякие заморочки с этим возникли именно с этими вотчинными правами в крае. Они в нашем крае были особенными уже потому, что вотчинникам было запрещено продавать эти земли. С этого, и со стремления вотчинников ослабления своего тяглового ярма, появился и институт припуска. Возникла к этому и необходимость как-то определять этих припущинников. Это было несколько сделано уже по временам Оренбургской экспедиции и уже далее укоренилось. Появились сословия тептярей, бобылей. И мещеряки в крае тоже ведь были более сословием, нежели народностью. И в мещеряки был выход иных, хотя и не особенно массовый, как выход в башкиры. А вот по последнему всё более и более стала проявляться и собственно башкирская сословность. А уж с разрешением вотчинникам продавать землю это ещё более усугубилось.

А если ко всему этому добавить образование Башкиро-Мещеряцкого войска, затем, с включением в него тептярей и бобылей, преобразованием его в Башкирское, а затем и его ликвидацию, — это же очень сложнозапутанное, сложноорганизованное дело. И вот во всём этом как раз и надо разбираться.

Источник: kazanfirst.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, впишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя