Здесь сейчас два города – Саранск и Рузаевка, а также татарские, русские и мордовские села Лямбирского района и частично Ромодановского, Рузаевского и Кочкуровского районов. Географически это долины рек Тавла и Пензятка, впадающих в реку Инсар соответственно справа (с юга) и слева (с севера). А также участок долины самой реки Инсар, от нынешней Рузаевки и до нынешнего Ромоданова.

До недавнего времени историю населенных пунктов этой зоны начинали с момента строительства острогов Атемар (1638), Саранский (1641) и Инзерский (1642), а также засечной черты Саранск – Инзерский острог – Атемар – река Сура.

По мнению мордовских историков, до этого здесь никто не жил. В последние годы были изданы наиболее ранние писцовые описания Темниковского и Алатырского уездов – «Приправочный список с дозорной книги города Темникова и Темниковского уезда 1613/14 г.» [Приправочный список: 2015], «Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624-1626 годов» [Писцовая книга: 2012] и «Мордовский фронтир в зеркале приказной статистики (первая четверть XVII века)» [Мордовский фронтир: 2017].

Также была опубликована «Челобитная вдовы мурзы Тляша Кутыева» [Акчурин, Абдурахманов: 2011. С.176-196], где приводятся ссылки на купчие на покупку земель в Темниковском уезде, причем некоторые из них датированы 1443, 1479, 1485, 1490 гг., – то есть задолго до перехода этой территории под власть Московского княжества и возникновения Темниковского уезда.

Также был опубликован самый старый документ, хранящийся в Центральном государственном архиве Республики Мордовия – «Раздельная запись между потомками [братьев] Идиге и Бегиша 1569/70 года» [Ахметзянов, Акчурин: 2013. С. 84–92]. Этот договор о разделе земель (сенных покосов) между потомками Идиге и Бегиша составлен и подписан уже после попадания территории под московскую власть. Но договор все еще по старой ордынской традиции был оформлен на татарском языке. Среди подписантов есть и два русских свидетеля.

Если отметить населенные пункты и ориентиры бортных ухожаев по этим книгам [Видяйкин: 2018. С. 67–74.], то так и получается – эта зона вокруг будущего Саранска не относилась ни к Темниковскому, ни к Алатырскому уездам. Также пока не обнаружено документов о ее принадлежности к Арзамасскому уезду.

Темниковский и Алатырский уезды смыкались южнее этой зоны, а на севере граничили с Арзамасским уездом. Территория Темниковского уезда тогда была огромной – она охватывала большую часть бассейна реки Мокша, среднее (примерно с места, где рядом с Сурой озеро Инерка и село Пермиси) и верхнее течение реки Сура и продолжалась далее на юго-восток, вплоть до верховий реки Кадада, где «вотчины темниковских татар в середине XVI в. граничили и с владениями казанских татар» [Акчурин, Абдурахманов: 2011. С. 176–196.]. Населенные пункты Алатырского уезда в этих местах были в долине реки Сура, на обеих берегах, начиная от современного с.Большие Березники.

Так, путем установления восточной границы Темниковского уезда и западной границы Алатырского уезда, можно очертить довольно значительную территорию, на тот момент административно никуда не относившуюся.

Ее западная граница – это восточная граница Темниковского уезда, доходившая до рек Ирсеть, Исса, Рудня, где были владения различных татарских князей, мурз и служилых татар, например, князей Утешевых – «старинные их пашни паханые» [Приправочный список: 2015.]. Также в Темниковский уезд входили верховья реки Инсар («Пашни паханые, на речке на Инзере») [Там же]. Основанное в 1601 г. [Саляев: 2007. С. 122–127] с.Татарская Пишля не упоминается в «Приправочном списке с дозорной книги города Темникова и Темниковского уезда 1613/14 г.» Также там совершенно не упоминаются реки Лямбирка, Тавла, Пензятка, Черемишанка, Елшанка и другие речки данной зоны.

Южная часть зоны – верхнее течение реки Тавла. Восточную границу зоны можно определить по наиболее близким к ней населенным пунктам и ориентирам, данным в «Мордовском фронтире…» [Мордовский фронтир: 2017], а также в статье С.В. Видяйкина «Служилые татары и мордовские мурзы на Присурском фронтире» [Видяйкин: 2018. С. 67–74]. Один из восточных ориентиров зоны – место впадения реки Аморда в реку Инсар. Второй ориентир – лес на вершине реки Тавла, где находился бортный ухожай мордвы из ныне неизвестной деревни Маткотелем Арзамасского уезда: «…Арзамаского уезду мордва деревни Маткотелем Марес Кергин с товарыщи. (Л. 201 об.) За ними ж бортной ухожеи Куткодав помра до Тавлы помры, верхней рубеж Тавла речка» [Мордовский фронтир: 2017]. Также упоминаются «помры» (рощи) по реке Инятка, впадающей в реку Аморда слева (сейчас это район села Белогорское Лямбирского района). Также по реке Аморда (называемой в источнике и «Мобарда») есть ориентиры «Понять помра» и «Коткодам помра». Можно предположить, что «Понять помра» – это роща рядом с современным татарским селом Иняты (по-татарски Пунят). А «Коткодам помра», довольно часто упоминающаяся в документах XVII в. (также в форме «Коткодав помра»), может быть современным Аксеновским лесом.

На тот момент в этой зоне нет ни засечной черты, ни Атемарского, ни Инзерского, ни Саранского острогов. Нет ни одной русской деревни. Неизвестно, есть ли какие-то мордовские населенные пункты. Следует учесть, что даже сейчас мордовские (мокшанские и эрзянские) села находятся на окраинах этой зоны.

Также надо учесть, что кроме мордвы северной части Алатырского уезда и Арзамасского уезда, под которыми следует понимать эрзян, в восточную часть нынешней Мордовии, тогдашний Алатырский уезд, в тот момент довольно активно продвигалась и «мордва Темниковского уезда» (по большей части мокшане, как иногда прямо указывается в писцовых книгах). Но они почему-то не задерживались в этой особой зоне, не относящейся ни к Темниковскому, ни к Алатырскому уездам. Видимо, потому, что земли были уже заняты кем-то.

Чуть восточнее нынешнего Лямбирского района Мордовии, на речке Арапа, правом притоке реки Татарка, рядом с деревней Тотаршевой, даже появилось село Мокшалей (в переводе «мокшанская река»). Это село основали переселенцы из деревни Мокшалей Арзамасского уезда. По названию села они должны быть мокшанами, однако там сейчас живут эрзяне. В восточной зоне Мордовии, считающейся эрзянской, сейчас нет мокшанских сел. Видимо, мокшане, оказавшиеся в численном меньшинстве, были ассимилированы эрзянами.

Однако татарские мурзы и служилые татары Темниковского, Арзамасского и Алатырского уездов, как видно из множества сохранившихся документов, позже, во времена строительства острогов и засечной черты, все же селились в этой зоне, возглавив местных татар. Но позже, в начале XVIII в., многие из них ушли дальше на юг и восток.

Сейчас уже можно считать доказанным, что на тот момент – начало XVII в. – за два десятка лет до начала строительства засечной черты Саранск-Атемар-Сура – в этой зоне были как минимум две татарские деревни – Аксеново и Татарская Тавла. В Центральном государственном архиве Республики Мордовия (ЦГАРМ) хранится дело «О спорном землевладении поручика Литвинова и крестьян деревни Аксенова и Тат-Тавлы» [ЦГАРМ. Ф. 16. Оп. 1. Ед. 45. Л. 1–172.]. В Государственном архиве Пензенской области есть и другое дело по землям татар Аксенова и Тавлы, как продолжение саранского дела [ГАПО. Ф. 24. Оп. 1. Ед. 274]. В них имеется выпись из писцовой книги 1615 года, где описываются земли татар Аксенова и Тавлы – начиная с юга – от нынешней Подлесной Тавлы – и кончая на севере практически землями нынешнего татарского села Кривозерье. Это большая территория и она не может быть объяснена тогдашними нормами выделения земли на одного служилого татарина. Видимо, эти земли были в распоряжении данной группы татар до попадания территории под правовые нормы Московского государства. Вот что написано в деле «О спорном землевладении поручика Литвинова и крестьян деревни Аксенова и Тат-Тавлы»: «…Во втором отделении в даче №1 деревень Аксеновы и Тавлы по выписи с писцовых книг 123-го года (1615 год) без заглавия за рукою дьяка Данилы Никитина да подьячего Ивана Протопопова написано произведено деревень Аксеновой и Тавлы мурзам и татарам пашни две тысячи триста шездесять четвертей, а с чего по переведению составит три тысячи пятьсот сорок десятин, сенных покосов четыреста семьдесят две десятины, да под усадьбою пятьдесят девять десятин, а всего четыре тысячи семьдесят одна десятина…» [ЦГАРМ. Ф. 16. Оп. 1. Д. 45. Л. 120 об.]. И уже выписи из писцовых книг 1642 и 1685 гг. показывают значительное сокращение земель, относившихся к Аксенову и Тавле. Сначала часть этих земель забрали под Атемарский острог и для использования жителями Атемара, а потом, предположительно в 1681-1683 гг., в связи с первой на этой территории кампанией по насильственному крещению местного нерусского населения, татарам д.Подлесной Тавлы, где также жили и эрзяне, пришлось уйти оттуда [erzia.saransk.ru, свободный]. Дело в том, что эти тавлинские татары, в то время бывшие конными казаками, уничтожили церковный отряд, который начал сгонять местных жителей к реке Тавле, чтобы крестить их там. Рядом с селом до сих пор есть место этого боя, на который указывают эрзяне д.Подлесной Тавлы.

Часть этих тавлинских татар ушла на север, за засечную черту, во вторую Тавлу, где жили только татары. Это старое место находится в трех километрах на северо-запад от Атемарской крепости и называется «Бәлчек базлары» («Глиняные ямы»). Однако татарам пришлось и оттуда уйти – из-за близости к церкви в Атемаре. Они переселились за речку Елшанку, куда было непросто добраться из Атемара, но слишком близко к Аксенову. Это место сейчас называется «Каенсар» («Березовая роща»). Из-за возникших противоречий с аксеновскими татарами тавлинским татарам пришлось уйти на нынешнее место.

Предания, бытующие среди тавлинских татар и эрзян д.Подлесной Тавлы гласят, что часть тавлинских татар все же остались там и окрестились. Со временем они обэрзянились, хотя сохраняли родственные связи с жителями Татарской Тавлы вплоть до начала ХХ века.

Были также эрзянские семьи, которые не хотели креститься. Они ушли с татарами, и их потомки есть теперь среди татар д.Татарской Тавлы.

Еще одна часть татар из Подлесной Тавлы, во главе с Альмяшем Елаевым и Байбашкой Байбулатовым, в 1683 г. ушла на юг и поселилась примерно в 30 километрах южнее Пензы, став одними из основателей с.Усть-Уза [Зюзин: 2017. С. 464.]. Часть этих татар позже вернулась обратно, в Татарскую Тавлу, продав свои земли эрзянским мурзам во главе с Алексеем Лукьяновым сыном Кижилдеевым. Сейчас небольшое эрзянское село Усть-Мурза находится рядом с большим татарским селом Усть-Уза.

Тавлинские татары не случайно в конце XVII в. поселились рядом с рекой Сура, в месте, где в Суру впадал левый приток – река Уза (по-татарски Оз). Эти места им были хорошо знакомы по несению сторожевой службы.

Еще одна группа тавлинских татар продвинулась по правому берегу Суры в Алатырский уезд и основала деревню Татарская Голышевка (по-татарски «Аксу» – «Белая вода»). Эта деревня отмечена в «Мордовском фронтире» как «деревня Белая на речке на Белой водицы» [Мордовский фронтир: 2017]. Сейчас татар, проживающих в этой зоне, называют лямбирской подгруппой татар-мишарей в составе южной (темниковской) группы [Этнотерриториальные группы татар: 2002].

Известно, что татары-мишари делятся на разные группы по говорам внутри самого мишарского диалекта татарского языка. Таких говоров выделяют от тринадцати до пятнадцати [Махмутова: 1978]. Однако в целом татар-мишарей часто упрощенно разделяют лишь по признаку «чоканья» (темниковские татары) или «цоканья» (сергачские татары). Исследователи татар-мишарей отмечали, что лямбирские татары «чокают», однако в их говоре, а также традициях, например, в свадебных обрядах, проявляется значительная общность с сергачскими татарами. Это объясняли тем, что на данной территории при строительстве засечной черты и острогов Саранск, Инзерский и Атемар, произошло смешение двух групп татар – темниковских и сергачских (их называли «арзамасские татары»).

Действительно, в архивах множество документов, указывающих на переселение сюда как темниковских, так и арзамасских татар. Однако историки, филологи, этнографы не могли объяснить наличие в лямбирском говоре, в костюмах, в некоторых традициях таких элементов, которые отсутствуют как у темниковских, так и сергачских татар. Например, Д.М. Исхаков пишет: «…этнокультурные особенности лямбирских мишарей могли сформироваться и за счет смешения выходцев из состава носителей сергачского культурного типа с темниковскими мишарями» [Этнотерриториальные группы татар: 2002].

Теперь, когда выяснилось, что в зоне формирования лямбирской группы татар-мишарей татары проживали намного раньше, чем началось строительство засечной черты, и намного раньше, чем сюда начали переселяться темниковские и сергачские татары, стало возможным объяснить эти присущие только лямбирским татарам элементы в говоре и традициях лямбирских татар. Просто здесь издавна проживала группа бывших золотоордынских татар, у которой развились свои особенности в языке и культуре. Эти татары, жившие здесь до 1615 г., скорее всего, не покидали эти места со времен Золотой Орды. Это весьма примечательное место. Особенность данной территории заключается в том, что здесь проходила караванная дорога Крым – Казань, называемая в разных источниках как «Крымская дорога», «Большая посольская дорога», «Буртасская дорога» [Белоусов: 2001. С. 416–417]. В свое время она связывала Крымское и Казанское ханства. В районе между нынешней д.Подлесной Тавлой и Атемаром дорога раздваивалась. Если идти на север, то можно было пересечь р.Инсар (тогда она называлась Ынзара – местные татары ее так называют до сих пор) и двигаться далее на север, к Арзамасу. Если же взять правее, то в районе, где позже поставили Атемарский острог, существовал неширокий степной проход между двумя густыми лесами. Здесь караваны, идущие из Крыма, круто поворачивали направо и шли на юго-восток, к переправе через реку Сура, около места впадения в Суру речек Аргаш, Мочалей и Чермелей, и далее по правому берегу Суры до места, где сейчас татарские деревни Беловодье, Татарская Голышевка и Татарские Горенки. Там уходили по берегу р.Сухая Карсунка до р.Барыш и далее на Казань.

Чуть южнее, в районе нынешнего с.Усть-Уза (ныне Шемышейский район Пензенской области), Крымская дорога пересекала трассу северной ветки Великого шелкового пути. Всего лишь в 10 километрах на север от Усть-Узы – знаменитое Золотаревское городище.

Полагают, что здесь древние караваны с шелком сначала переправлялись через Суру, а потом – через Узу. По-татарски «Уза» (или «Узу») означает «переход, место переправы».

Во времена войн эмира Тимура с Золотой Орды татарское население этой зоны будущего формирования лямбирских татар-мишарей, видимо, не было угнано в Среднюю Азию, как это произошло с татарами западной части нынешней Пензенской области, где располагался город Наровчат (Мукши). Конечно, Тимур угнал не всех татар Наровчатского региона, часть из них сумела укрыться в лесах вокруг Темникова (по-татарски «Төмән»), Кадома и в бассейне реки Цна. Их позже назвали темниковскими татарами.

После распада Золотой Орды на отдельные государства на границе леса и степи, на территории будущей Пензенской губернии, практически не осталось оседлого населения. Эти места начали называть Диким полем.

Однако, как ясно из документов, например, купчих 1443, 1479, 1485, 1490 гг., упомянутых в «Челобитной вдовы мурзы Тляша Кутыева» [Акчурин, Абдурахманов: 2011. С.176–196.], а также других документов, темниковские татары и их соседи, предки лямбирских мишарей, продолжали вести хозяйственную деятельность в Диком поле, включая бортничество, выпас скота и заготовку сена.

В этих опасных местах у них деревень не было, но, естественно, имелись какие-то временные жилища. В случае прихода каких-то групп вооруженных всадников – ногайцев или других кочевников, эти татары уходили по известным им тропам в лесные укрытия и пережидали там опасность.

Пока ничего не известно о взаимоотношениях предков лямбирских татар-мишарей и темниковцев, однако понятно, что они не были в подчинении у темниковских татар. Возможно, у них был какой-то статус со времен Золотой Орды, как группы, ответственной за содержание важных дорог, за ремонт переправ – бродов, за содержание подъездов к бродам в состоянии, пригодном для проезда телег. Возможно, именно поэтому до начала строительства засечной черты темниковские татары не селились в этой зоне, хотя проходили ее в восточном направлении и поселялись в Алатырском уезде. В писцовых книгах по Алатырскому уезду четко разделяются местные татары (и «посопные буртасы») и «темниковские приходцы». Мордовский историк С.В. Видяйкин делает предположение о существовании «…здесь до интеграции Присурья в состав Российского государства и образования на его территории крупного [татарского] феодального владения» [Видяйкин: 2018. С. 67–74.].

Что это за зона и почему она не описана ни по Темникову, ни по Алатырю? Известно же, что там были населенные пункты до начала строительства засечной черты, и татары этих сел были верстаны на строительство и охрану этой черты. О том, что татары сел Тавла, Аксеново, Рейтарская (ныне Алтары) были поверстаны на службу по Атемарской черте [Хвощев: 1922], сообщал пензенский историк-краевед Алексей Лукич Хвощев (1870–1935) в своей монографии «Очерки истории Пензенского края» (1922).

Наиболее разумное объяснение, – эта зона могла относиться к Арзамасскому уезду, так как значительную часть первоначального населения Саранского, Инзерского и Атемарского острогов как раз составили выходцы из Арзамасского уезда – русские и татарские служилые люди. Также есть документы о переселении арзамасских служилых татар на Саранскую черту. А говор (за исключением «чоканья») и культура лямбирской группы татар имеют больше общего с говором и культурой сергачских татар, чем темниковских.

В 1613–1615 гг. засечная черта Саранск-Атемар-Сура еще не строилась, но и в то время служилые татары исполняли службу в степи – ходили в так называемые «сторожи», как летучие конные отряды. При этом эти «сторожи» несли службу по 15 дней, разъезжая по степи, по Дикому полю, с целью как можно более раннего обнаружения очередного набега ногайцев и других кочевников. Они отдыхали в определенных местах, где строили временное жилье. Возможно, изначально будущие татарские деревни по Крымской дороге – Подлесная Тавла, Синорово, Усть-Уза и были такими временными стоянками для тавлинских и аксеновских «сторожей».

Таким образом, для уточнения статуса этой таинственной зоны до начала строительства Атемара и Саранска, то есть, до 1638 г., необходимо изучить писцовые книги 1621-1623 гг. Арзамасского уезда. Также нужно изучить документы по начальному этапу строительства Атемара и Саранска. Пензенский историк Григорий Павлович Петерсон, живший с 1887 г. в Саранске, в свое время утверждал, что на месте Саранска до построения острога был татарский населенный пункт.

Литература

  1. Акчурин М.М., Абдурахманов Т.А. Челобитная вдовы мурзы Тляша Кутыева // Национальная история татар: теоретико-методологические проблемы. Вып. II. Казань: ЯЗ, 211.
  2. Ахметзянов М.И., Акчурин М.М. Документ о пятисотлетней традиции земледельческого хозяйства татар // Научный Татарстан. №2. 2013.
  3. Белоусов С.В. Дороги XVI–XVII вв. на территории Пензенского края // Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.
  4. Биккинин И.Д. Эрзянские и татарские Тавлы – сколько их было? [Электронный ресурс]. И.Д. Биккинин // Эрзянь Мастор. 2018. 30 ноября (№ 534). Саранск. Режим доступа: erzia.saransk.ru.
  5. Видяйкин С.В. Служилые татары и мордовские мурзы на Присурском фронтире // Центр и периферия. 2018. №1.
  6. Зюзин Ф.М. Усть-Уза. // Татарская энциклопедия Пензенской области. Пенза, 2017.
  7. Махмутова Л.Т. Опыт исследования тюркских диалектов. Мишарский диалект татарского языка. М.: Наука, 1978.
  8. Мордовский фронтир в зеркале приказной статистики (первая четверть XVII века) / Сост.: Н.В. Заварюхин, С.В. Видяйкин, М.М. Акчурин. Саранск, 2017.
  9. Писцовая книга татарским поместным землям Алатырского уезда 1624–1626 годов: публ. текста / Сост. В.Д. Кочетков, М.М. Акчурин. М.– Н. Новгород: Медина, 2012.
  10. Приправочный список с дозорной книги города Темникова и Темниковского уезда 1613/14 г. / Сост. М.М. Акчурин, А.В. Беляков. Казань, 2015.
  11. Саляев Е.И. Татары в истории Пензенского края. // Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В.Г. Белинского. 2007. № 4 (8).
  12. Хвощев А.Л. Очерки истории Пензенского края. Пенза, 1922.
  13. Этнотерриториальные группы татар Поволжья и Урала и вопросы их формирования. Историко-этнографический атлас татарского народа. Казань, 2002.
  14. ЦГАРМ. Ф. 16. Оп. 1. Д. 45.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, впишите ваш комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя